Про Новый год

Новый год — без всяких преувеличений самый главный праздник в нашей стране. Отмечается он повсеместно, широко и с размахом. Так было в дореволюционной Царской России, в Советском Союзе и нынешней Российской Федерации. Однако в СССР Новый год не сразу стал государственным праздником и получил официальное признание.

Большевики долгое время считали празднование Нового года вредным пережитком прошлого, который никак не вписывался в новую коммунистическую идеологию. В феврале 1918 года Россия перешла с юлианского на григорианский календарь, принятый в большинстве западных стран. Разница между старым и новым стилями «переместила» новогодний праздник в самый разгар православного Рождественского поста. Это было на руку большевикам. Ведь настоящие христиане не могли веселиться во время поста. Одним из лозунгов становления новой социалистической культуры стал клич партии: «Все на борьбу с рождественским и новогодним дурманом!». Новогодние и рождественские праздники попали под мощный молот государственной и антирелигиозной пропаганды. Вот одна из стихотворных агиток тех лет: «Скоро будет рождество — гадкий праздник буржуазный, Связан испокон веков с ним обычай безобразный: в лес придёт капиталист, косный, верный предрассудку, ёлку срубит топором, отпустивши злую шутку». Впрочем, в первое время пребывания у власти большевики были вынуждены считаться с популярным народным праздником. Как известно, даже вождь пролетариата Владимир Ильич Ленин вынужден был устраивать новогодние елки для детей и лично посещать такие мероприятия. Однако в 1920-е годы борьба с новогодними праздниками развернулась по всем фронтам. Все официальные и государственные мероприятия по празднованию Нового года оказались свернуты. Членам ВКП(б) — комсомольцам, профсоюзным активистам, государственным чиновникам, руководителям предприятий, преподавателям вузов, военнослужащим — строжайше запрещалось отмечать Новый год даже в кругу семьи.

Только в середине 1930-х годов большевистские идеологи сменили тактику и официально разрешили всему населению СССР отмечать Новый год. При этом новогоднюю ёлку стали трактовать как атрибут не рождественского, а именно новогоднего праздника. Первой подвижкой на этом пути стал 1935 год, когда по инициативе члена Президиума ЦИК СССР Павла Постышева в тогдашней столице Украинской ССР — городе Харькове — был организован детский новогодний утренник. В следующем году секретариат ВЦСПС вынес по этому поводу специальное постановление: «Поскольку празднование Нового года стало и есть всенародный праздник и празднуется трудящимися, этот праздник нужно узаконить». Новый год по всей стране стали отмечать широко и помпезно. В 1937 году в Москве, в ЦПКиО имени Горького и на Манежной площади, установили две большие ёлки. Первого января в Доме Союзов состоялся бал — карнавал для школьников, отличников учебы. С этого времени берет начало традиция специально проводить детские новогодние праздники во всех школах СССР, а также во всех государственных учреждениях, на заводах и фабриках, в колхозах и воинских частях.

Для взрослых новогодние гуляния устраивались в многочисленных заводских клубах и Домах культуры, на площадях городов. Все это должно было наглядно иллюстрировать тезис «отца народов» о том, что в результате социалистических преобразований в СССР «.. .жить стало лучше, жить стало веселее». Коммунистический вождь тоже очень любил отмечать Новый год. Кремлевские новогодние приёмы при Сталине получили широкий размах. Именно он ввёл обычай устраивать широкие гуляния членов Политбюро вместе с приглашенными артистами. После смерти «лучшего друга физкультурников» новогодние ёлки стали устраивать в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца, что по замыслу их организаторов свидетельствовало о демократизации советского общества. Специально для проведения новогодних торжеств в стране наладили широкое производство «Советского шампанского». А чокнуться в Новый год фужером такого шампанского стало доброй традицией. Вообще новогодний стол в Советском Союзе отмечался редкостным изобилием по сравнению с обычным рационом питания. Собирать продукты к Новому году начинали еще в сентябре, откладывая все самое ценное и дефицитное из продуктовых заказов, которые многие получали по месту работы.

На столе, как правило, красовались маринованные и соленые огурцы, помидоры из домашних заготовок, салат оливье, сельдь под «шубой», финский дед сервелат, буженина, холодец, рыба заливная, красная рыба и икра из продуктового заказа. На горячее подавали жареное мясо и курицу (либо гуся у особо продвинутых гурманов) с картошкой. Спиртные напитки запивали в основном своим компотом или морсом, приготовленным из варенья, так как безалкогольные напитки были очень дорогими. Затем все вместе смотрели телевизор.

Новогодняя программа двух (всего двух!) советских общедоступных телевизионных каналов строилась по незамысловатому принципу. Сначала шли веселые кинокомедии на новогоднюю тематику (вроде «Карнавальной ночи», «Чародеев» и «Иронии судьбы, или С легким паром!»). Затем начинался «Голубой огонёк». Непосредственно перед боем кремлевских курантов шло обращение генерального секретаря ЦК КПСС (или диктора Игоря Кириллова, если очередной генсек был болен) к советскому народу. А после боя курантов начиналось самое интересное — передача «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», где показывали эстрадных певцов из социалистических стран, а также пробивались к зрителям такие популярные западные группы, как «АВВА», «Бони М», «Смо-ки» и другие. Затем следовали танцы до упаду либо гуляние по ночным улицам, поход по соседям и гостям. Такой праздник действительно запоминался на целый год.

Журнал «Загадки истории» (№21, 2012).

Добавить комментарий